гостевая сюжет список ролей внешности акции faq правила шаблон анкеты заполнение лз
Добро пожаловать на ролевую игру по миру Bishoujo Senshi Sailor Moon!
Наша история основана на событиях оригинальной манги и выступает ее вольным продолжением, охватывая временной период спустя 5 лет после заключительной главы. Встречи со старыми героями и новыми врагами, головоломки и загадки, поиск истины и неожиданные открытия - в этом мире возможно все.

Рейтинг ролевой NC-21, эпизодическая игровая система

4 - 18 июня, 2001 год

СРОЧНО НУЖНЫ В ИГРУ:



Связь с администрацией:
Saturn (icq) - 712376041, (telegram) - @ky_rin
Cyprine (skype) - layla11119

«большая пребольшая цитата» имя игрока

«большая пребольшая цитата» имя игрока

«большая пребольшая цитата» имя игрока

«большая пребольшая цитата» имя игрока

«большая пребольшая цитата» имя игрока

«большая пребольшая цитата» имя игрока
Эпизод #1 Название
Эпизод #2 Название
Эпизод #3 Название
Эпизод #4 Название
Эпизод #5 Название
///
Эпизод #1000 Название
баннеры
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Ведьмин круг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмин круг » Прошлое » Эпизод №1. It feels better biting down


Эпизод №1. It feels better biting down

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Эпизод №1. It feels better biting down

УЧАСТНИКИ:

ДАТА, ВРЕМЯ:

МЕСТО:

Sailor Saturn, Cyprine

28 мая 2001 года, 14:00

исследовательский центр имени Томо, кабинет Хотару

Встреча со старыми коллегами принесла Сайприн лишнюю головную боль, а Хотару - возможность получить ту в лице вновь пробужденной ведьмы.

+1

2

Все, что неожиданно изменяет нашу жизнь, — не случайность. Оно — в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием.
Александр Грин



Еще несколько лет назад было нереально представить, по какому стечению обстоятельств люди, ненавидевшие профессора Томо, окажутся добросовестными сотрудниками  исследовательского центра его имени.
Аутер-сенши с их вечным скептицизмом (у известных персон) были категорически против данной идеи, но конечное решение довелось принимать не им. Несмотря на особенности личного отношения Хотару к собственному родителю, она старалась использовать все доступные для нее средства, чтобы смягчить негативный ореол вокруг фамилии и вернуть уважение, которого отец по праву заслуживал. Если даже ряд самых рьяных идейных противников Соичи сейчас трудится в стенах заведения, созданного дочерью "врага", это значительный шаг к успеху.
Воспоминания не покидали Сатурн с возрастом и перерождением; девушка не позволяла себе недооценивать чудо, сотворенное Соичи, чтобы ее спасти. Сделки с сомнительными сущностями - лишь верхушка исчезнувшего теперь айсберга. Киборгизация человека - до сих пор лишь предмет мечтаний фантастов, никто не может сейчас повторить те механо-импланты, которые создавал профессор Томо. Но ни единой записи не осталось от архивов Академии "Бесконечность", а если и есть, то похоронены под толщей земли, воды и тайны. Огромный шаг назад и в сторону, потерянные месяцы и дни - но отступиться от своей мысли Хотару не могла. Она отдавала себе отчет, что уступает отцу в широте знаний и способностей, но за ее спиной сейчас стояла внушительная плеяда ученых-современников Соичи, и, возможно, все вместе они сократят отставание от канувшего в Лету гения...
Звонок отвлек девушку от материалов грядущей конференции, которую центр проведет совместно с Токио Дайгаку среди учащихся выпускных классов. Для ребят это шанс проявить себя и обрести шанс на обучение вне конкурса в одном из лучших вузов страны. Однако в рамках одного мероприятия охватить такой спектр тем, какие предлагал университет, почти нереально, и Хотару провела немало времени, отбирая подходящие материалы и выверяя уже готовый план. Телефон надрывался уже не первую минуту, и настойчивость секретаря, несмотря на твердое указание "не беспокоить", вызвала опасения. Девушка сняла трубку.
- Сато-сан? Что-то срочное?
- Весьма! - поведала сотрудница. - Все встречи на сегодня отменены и перенесены, как Вы и просили, но нас желает посетить госпожа Сакаи. Рин Сакаи, политик, - добавила та шепотом, явственно прикрыв трубку ладонью. - Принять?
Сатурн не спешила с ответом.
Деятельность исследовательского центра была абсолютно легитимной и без всякой политической ангажированности, это декларировалось практически с момента его образования. Подчеркнутая независимость и нейтралитет, сродни позиционированию себя у швейцарских банков: клиенты могут быть кем угодно и откуда угодно, идейные, политические и прочие разногласия публичного и непубличного толка не имеют значения. Отец не гнушался работать ни с кем и всегда качественно выполнял свою миссию. Эту черту следовало сохранять.
"Тем не менее - почему именно теперь и именно этот человек?"
В голове тонко-тонко зазвенело, почти неразличимо, но это почти всегда означало скорое пришествие вещего сна. А они никогда не являлись по мелким поводам.
Странно - Хотару сейчас не испытывала беспокойства. Лишь любопытство и недоумение (в очень малой степени). Она кратким движением поправила сбившийся рукав джемпера; черного, как брюки, туфли и даже ремешок для часов. В некоторых ситуациях именно этот мрачный, казалось бы, цвет дарил нужную для дела собранность и покой. Последнее для девушки было не просто желанным условием - жизненной необходимостью. Она не умела нервничать и "сбрасывать пар" в том смысле, какой обычно вкладывают в это понятие. А  неизбежная суета в подготовке к конференции вносила в строгие формулы сознания известный диссонанс.
...джемпер сидел идеально.
- Разумеется, - слегка кивнула Хотару ожидающей ответа собеседнице. - Я буду ждать у себя. И... - взгляд коснулся пустой уже чашки, которая вскоре переместится в шкафчик. - Еще кофе, пожалуйста.
Отцовская привычка - это уже пятая чашка на сегодня.
Причем не последняя.

+1

3

При всей своей изворотливости она всегда была исключительно исполнительна. Чем чаще это пытались проверить, тем чаще работа перекладывалась на плечи совершенно иные, но результат был один: исполнение точно в срок. Это был случай не того рода.
Первая ведьма отчитывалась непосредственно перед той, кто отчетливо и назойливо оттачивал в её сознании необходимость считать её не меньше, чем создательницей; вот уже неделю Рин была сама не своя, будто ощущая беспрерывный надзор пары пустых глазниц за своей спиной.
Верховная Жрица никогда не пугала Сайприн. Это было что-то иное.
Но жизнь продолжалась, и в продолжение её настойчиво вплетала свои нити жизнь иная, забытая, а нынче выужденная из головы - без её на то спроса и согласия. Вот только имя Хотару Томо отбивалось в ней чем-то странным, смазанным пятном, лишенным хоть какой-то идентичности. Дочь профессора, в лабораториях и подвалах Академии которого Рин некогда провела столько времени, интересовала Сайприн даже меньше, чем оставшихся ведьм; о ней она знала только то, что тело её послужило сосудом сущности куда более могущественной, чем была сама девушка или даже Каоринайт. Но дальнейшая судьба как интервента, так и самой Хотару была для Рин загадкой до событий времени не так давно минувшего, когда застывший в обыденности Токио потрясли сразу несколько новостей - от начала восстановительных работ в районе Мюген и до того, как потомство профессора волей-неволей насытило ту, что теперь набивалась к Сайприн в создательницы.
Она неторопливо перебирала пальцами сложенные в аккуратную стопку папки на столе в приемной, едва заметно улыбаясь секретарю, стремившемуся  достучаться до своего начальства, и ждала. Рин была не из тех, кто предупреждает о своих визитах заранее - при вящей необходимости этим занимался нанятый ею штат, но процесс, сопровождаемый таким количеством вопросов и уточнений, что требовались её подчиненным, в ситуацию явно не вписывался. Вне зависимости от положения Сайприн в обществе, которым она пользовалась при любом удобном случае, данная инициатива должна была выглядеть личной - в особенности для той, к кому она применялась.
- Госпожа Томо готова принять Вас сегодня, - сменяя свой прежде обеспокоенный тон наконец обратилась к ней девушка. Улыбка Рин стала немногим шире, демонстрируя охотное соглашение с плохо скрываемым облегчением секретаря от того, что возможные неурядицы - как с самой Сайприн, так и с непосредственной наследницей дела профессора Томо - решать теперь вовсе не ей. Ведьма неспеша обогнула стол, следуя по направлению, что указывала ей сотрудница, хлопотавшая над кофе; лишь для того, чтобы перехватить с подноса чашку, останавливая оторопевшую девушку настойчивым жестом свободной руки.
- Не стоит беспокоиться, - мягко, почти елейным голосом заговорила с ней Рин. - Уверяю Вас, я умею обращаться с кофе. И к дверному проему сумею найти подход.
Инициатива помощи исследовательскому центру, на который теперь было обращено все внимание общественности, ни на малую долю не принадлежала Сайприн; она не задавалась вопросом, для чего это понадобилось старой её знакомой. Куда больше удовольствия доставила бы ей возможность обрушить и без того пошатнувшиеся своды - к этому у ведьмы был настоящий талант.
- Хотару Томо, - её голос раздался уже в кабинете, дверь в который она без необходимости, но по-привычке, прикрывала, зацепив ногой. Чашка опустилась перед темноволосой девчонкой на стол, расстояние с которым Рин сократила куда резче, чем вела себя в целом, но движения вновь стали мягче, едва лишившись тривиальной ноши. - Досадно, что кофе добавляет проблем значительно больше, чем решает их. Как люди. Многие из них, - приглашения она не дожидалась, опускаясь на свободное место, привычно считавшееся "гостевым". - Меня зовут Рин, как Вам уже и представили, и мне хотелось бы верить, что я не в их числе. Но всякому стимулятору нужен организм, - и уж кто-кто, а она знала об этом не многим меньше профессорской дочки, - художнику - холст, - и несмотря на пространность своих заявлений, звучала она более чем серьезно, - а мне - проблема, что можно было решить вместо того, чтобы стать её частью. Ваша проблема.

+1

4

Одно-единственное обстоятельство, мало кому в политике известное и еще меньшим количеством людей понятое, смогло нивелировать эффектность появления возможной звезды японской государственной арены.
Это обстоятельство носило имя Соичи Томо, и своим эксцентричным поведением он был знаменит не меньше, чем научными достижениями. В некоторые истории Хотару верить не желала, с некоторыми попросту смирилась; верным оставалось только одно - реноме отца сильно ослабило восприимчивость к чужому экстравагантному поведению. Многие факты, обнародованные коллегами после смерти профессора, у неподготовленного человека вызывали недоумение, а в некоторых случаях - даже осуждение. Сотрудники Токио Дайгаку, ректорат, иные ученые мужи, - все, едва заслышав о продолжении работы Соичи его дочерью, категорически отказывались идти на контакт, полагая ее столь же странной (в лучшем случае), как и ославленный родитель. С течением месяцев многое изменилось, но косые взгляды и с недоверием изогнутые брови встречали Хотару чаще, чем того можно искренне желать.
Гостья напротив сумела пробудить в дочери профессора интерес по иной причине - публичные персоны такого профиля нечасто "импровизируют" без телекамер. В том, что их здесь нет, девочка была уверена так же, как и в своей фамилии. Это единственный незыблемый факт на сегодняшний день, не касаясь принадлежности к сейлор-сенши. Даже наличие родственников далеко не всегда имеет основания. До недавнего времени Сатурн понятия не имела, что у нее есть как минимум, бабушка, поскольку отец скрыл от матери жены то, что ее внучка сумела выжить в жутком пожаре несколько лет назад. Причина такого поступка по-прежнему неясна; единственное возможне объяснение, адекватное на первый взгляд, - нежелание информировать тещу о наполовину искусственном существовании того, что осталось от прошлого тела Хотару Томо. Не каждый человек перенесет родственника-робота, пусть и фрагментарного; проверять гипотезу девушка опасалась. Кроме того, ныне все это уже неактуально.
От традиционного приветствия Сатурн не отказалась, но к напитку притронулась не сразу: даже самый обходительный гость не тождественен персоналу. Откуда-то возникло некое твердое убеждение в том, что данный жест будет смотреться грубо, и требуется выдержать определенную паузу. Сколь долгую, Хотару не знала, разум оставался глух к ее вопросам, и все чаяния были устремлены теперь к личной интуиции.
- Рин Сакаи, - озвучила девушка, прибавив после спокойно-уважительное "-сан". - Ваш визит, откровенно, - неожиданность, хотя позволю себе не согласиться с некоторыми из Ваших взглядов. В частности, с мыслью о кофе, - скромная дежурная улыбка, подходящая для приветственной речи, скрасила возможную резкость замечания. С другой стороны, это лишь предисловие, верно? - Правда, я сомневаюсь, что эта тема важна для Вашей деятельности, - на этом паузе  суждено исчерпаться, и тонкие длинные пальцы тронули, наконец, ручку маленькой кружки, неслышно пододвигая ее поближе к Хотару. - Все же, Сакаи-сан, - чем могу быть обязана Вашему появлению? Вернее, какие проблемы привлекли Ваше внимание к нам, - аккуратно поинтересовалась дочь профессора, плавно поднеся напиток к губам.

+1

5

Привычка порождает человека - в её случае это утверждение было очень верным. Личина той, что позволяет себе лишь кротко, вежливо улыбаться в беседе с иным человеком или даже людьми, не выдворяя напоказ истинных чувств - они всегда были сплошь деструктивными, а от того в диалоге со множеством "важных" лиц - лишними, прикипела к Рин лучше всех остальных; сейчас её не было. Она позволяла себе едва заметно, но всякий раз морщиться, слыша приторное для неё самой "сан" - без усилий выходило разве что не вздыхать, добавляя происходящему картинности; наигранность не была ей к лицу.
- Формальности излишни, - всё же заметила Сайприн, откидываясь на спинку, складывая руки в замок над перекинутым через ногу коленом. - Я, признаться, вовсе отвыкла от них, - вряд ли профессорская дочка была хоть сколько-нибудь близка к политике; с шансом ещё меньшим Хотару могла интересоваться личностями, к той приближенными. Вероятность же того, что сидящая напротив девчонка узнала в ней некого, кого в самой себе Рин узнала или, выражаясь яснее - вспомнила, жалкую неделю назад была вовсе смехотворной. - Будет лучше, если Вы станете звать меня Рин.   
Она понимала, и понимала прекрасно, какие причины толкнули Верховную Жрицу на подобный приказ - это было удобно. Возможность малейшего сближения Сайприн с дочерью профессора Томо во многом развязывала той руки: она, не имея проблем с доступом к голове первой ведьмы, ни секунды не сомневалась в её лояльности. Лишь причины подобной уверенности тревожили и беспокоили саму Рин, неспособную дать подобных гарантий даже самой себе. Сама же Хотару Томо была для Каоринайт удобным козырем в рукаве, предоставлявшим ей рычаги давления как минимум на одного человека; для чего он был той важен сама Рин понимала ещё меньше, чем все остальное, но лишних вопросов не задавала.
- Эти проблемы стары, как мир, - ограничилась она очередным пространным заявлением, не слишком стремясь к размышлениям о том, какое же количество проблем имеет исследовательский центр - раз пристальное внимание городских властей, граничащее с истерией, было не самой очевидной из них. Или же, напротив, какой запас юношеской уверенности в собственных возможностях имеет Хотару Томо, раз не считает вышеупомянутое проблемой вовсе. - Главная из них - предвзятость, завязанная на голом, безосновательном отсутствии веры в людей по их половой принадлежности, - речи Сайприн, вот уже не первый день громко, а для шовинистски и консервативно настроенной Японии ещё и дерзко, звучавшие с предвыборных трибун были выдержаны и тонки; не зря она создавала те не своими руками, и не брезговала случаем использовать дарованные ей блага. - Власти Токио настроены достаточно скептично в отношении способностей Вашего центра решить созданную им... неприятность, - Рин была не из тех, кто всерьез считал случившееся трагедией ещё до встречи со Жрицей - в конце концов, расходный материал создается именно для того, чтобы его расходовали. - Думаю, мне не стоит лишний раз акцентировать внимание на том, почему. Я, безусловно, уверена, что Вы создали некий план по расследованию этого дела, но суть этой игры, - девушка сделала короткую паузу, акцентируя последнее слово. - Игры во всех её аспектах политической - увы, но в преддверии выборных кампаний любое событие обретает подобный окрас - лишь в том, чтобы получить возможность потопить этот центр вместе с Вами, заработав себе громкое имя. Это просто, это дешево - более того, совершенно беззатратно, а самое главное - чем дольше продлится застой с её решением, тем скорее Вас загонят в угол. Что же до меня, - лицо Рин, до того едва ощутимо выражавшее презрение к людям, о которых она вела речь, наконец окончательно смягчилось. - Я заинтересована в обратном. 

+1

6

"Рин. Рин-сан. Я запомню это".
Молчаливое согласие с отменой формальностей не было подтверждено сколько-нибудь заметным жестом вроде кивка, - лишь общим выражением взгляда и неуловимым движением уголков губ. Хотару в принципе избегала излишне активной демонстрации очевидных вещей, ее действия в целом были текучими и незаметно переходили из одного в другое. Собеседник мог не запомнить конкретики, но любое подсознание способно без труда фиксировать такие перемены в ком-то, кто находится на виду и напротив. Поэтому "утяжелять" реакцию ненужными словами или "знаками тела" нет смысла.
Слова гостьи наполняло более интересное содержание, чем то, какое вкладывается в окаменевшие формы этикета. Нарушать их девушка в полной мере не стала бы - но она умела нивелировать яркость их проявлений до нужного заметного глазу минимума. Поэтому воспринимала чужие аргументы пока еще с беззвучным же любопытством человека, который изучает новую точку зрения на уже известные факты.
Хотару пока еще не сталкивалась с открытым противодействием своей деятельности. Но она знала, что это возможно - традиционный уклад японского общества не предполагал женщин на высоких, тем более руководящих позициях. Ее личное обаяние, корректность поведения, а также абсолютная рациональность запросов пока еще сдерживали логичную реакцию неодобрения. И противоречивый ореол вокруг фамилии до сих пор также сдерживал многих и еще большим внушал опасения. Но так, скорее всего, будет не всегда. Бабушка тоже упоминала о подобном, но была более конкретной. "Нужен декоративный лидер". Тот, кто станет новым лицом фонда Томо, на деньги которого был создан исследовательский центр. И неважно, что роль этого человека будет строго публичной, без реальной власти. Логика в этой идее вполне прослеживается, не доверять женщине с опытом и уже в приличных летах пока не было оснований...
Кроме трех моментов.
Хотару не хотела передавать свои заслуги посторонним и еще меньше желала опускаться до лжи. Вопрос о браке, как о резервном варианте, был отвергнут сразу и в категоричной форме. Наверное, единственный случай, когда дочь профессора позволила себе достаточно жесткую реакцию в ответ на этот замысел бабушки.
Сакаи пока что описывала тот взгляд на ситуацию, который Хотару был идейно близок. Но сработает ли это на перспективу?
И каковы лично ее, Рин, мотивы?
- "Утопить" можно все, что угодно, если задаться целью, - негромко прокомментировала девочка, вскинув на гостью туманно-задумчивый взгляд. "Академия сейчас пребывает именно в таком состоянии. Под толщей воды. Все, что там будет обнаружено, принадлежит нам, - как и обязанность ликвидировать причину возникшей трагедии... да, я очень хорошо понимаю, о чем Вы говорите". - Но и возродить тоже, - Сатурн ли об этом не знать, Последнему Воину? В сравнении с актом Революции формирование дела даже с нуля - практически пустяковая задача: трудозатраты несоизмеримы. Свою способность к стиранию отдельного куска Солнечной системы Хотару не любила. Но об отце она этого сказать не могла. Интересно, догадывалась ли об этом чувстве Сакаи?
"Способна ли та отличать удачную спекуляцию на чьих-то реквизитах от истинного стремления?"
Кофе на какое-то время был забыт.
- Я не очень интересуюсь политикой... Рин. Более того, мы стараемся держаться в стороне от каких-либо интриг на этом уровне, - девушка чуть повернула голову, наблюдая в окно за тем, как прибыла очередная машина с образцами для сотрудников. Это заняло всего несколько секунд, но когда Хотару вновь вернула взгляд собеседнице, смотрела она уже немного иначе - цепко, прозорливо, почти даже придирчиво.
- Вы хотите помочь мне выстоять в той борьбе, которую ведете и сами? Или желаете взамен о чем-то меня попросить?

+1

7

Сайприн устраивала та обтекаемость, с которой она вела свою политическую жизнь - и разговор с Хотару Томо вписывался в неё; неторопливо, походя приобретал те очертания, которых Сайприн от него и ждала. Оставалась лишь малая часть - убедить собеседницу в том, что их договор будет взаимовыгоден. По меньшей мере.
Взгляда от девчонки Рин не отводила, не провожая её собственный даже в те жалкие доли, что он не был к ней обращен. Чужие стремления были узнаваемы, и узнаваемы во многом - в чертах поведения, в манере себя держать, в перемене настроений, мельком проскальзывающей в глазах; для Сайприн, что не была человеком, хоть сколько-нибудь обеспокоенным окружавшими её людьми, были до смешного важны подобные мелочи.
Девушка едва прикрыла глаза, позволив себе кроткий выдох, и встала со своего места, не спеша направившись к окну за спиной девчонки. Вопрос Хотару не был для неё неудобным: давно привыкшая к дебатам с людьми, что не ставили её за равную, Рин готова была едва ли не сходу ответить на хоть сколько-нибудь каверзный выпад. Проблема лишь в том, что колкие, резкие, а зачастую и неоправданно грубые реакции ведьмы не подходили ни к ситуации, ни к человеку, к которому были обращены.
- Главное, что политика интересуется Вами, госпожа Томо, - по-прежнему аккуратно заметила Рин, вглядываясь в безжизненный, каким он всегда ей казался, клок Токио за окном. - При всей неординарности Вашего отца, при всей противоречивости его достижений главным оставалось одно - он был мужчиной. Даже когда всё научное сообщество Японии отвернулось от него, на обломках, казалось бы, своей карьеры он смог создать детище, подобное Академии "Бесконечность". Место, куда стекались талантливейшие и богатейшие молодые люди. Вам же, - она вновь обернулась в комнату, продолжая тоном куда более мрачным и тихим, нежели прежде. - Достаточно просто не уложиться в срок, чтобы от Ваших трудов не осталось и следа. Не зовите это борьбой. Для нас с Вами это война.
Несмотря на то, что вся её кампания вилась вокруг шовинизма, пропитавшего Страну восходящего солнца до кости, сама Сайприн была озабочена этим не так сильно, как старалась показать. Для самой Рин мнение окружающих не значило ровным счетом ничего. Она привыкла к тому, чтобы стремиться к силе, и силы этой добивалась любым путем; сейчас же, когда понятие могущества для неё вышло на уровень совершенно иной, об ущемлении прав женщин девушка беспокоилась и того меньше. Но от хорошего подспорья никто не отказывался.
- И в войне я прошу Вас лишь об одном: о ясности. Политический аспект проблемы я готова взять на себя, но Вы должны понимать, что оперировать фальшью - прописывать билет ко дну нам обеим. Вероятность возрождения, бесспорно, есть всегда, - Рин, не таясь, усмехнулась. - Но не стоит обманывать себя тем, что для исполнения сценария в подобном случае будет достаточно одного лишь стремления.

+1


Вы здесь » Ведьмин круг » Прошлое » Эпизод №1. It feels better biting down