Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
гостевая сюжет список ролей внешности faq правила шаблон анкеты заполнение лз
Добро пожаловать на ролевую игру по миру Bishoujo Senshi Sailor Moon!
Наша история основана на событиях оригинальной манги и выступает ее вольным продолжением, охватывая временной период спустя 5 лет после заключительной главы. Встречи со старыми героями и новыми врагами, головоломки и загадки, поиск истины и неожиданные открытия - в этом мире возможно все.

Рейтинг ролевой NC-21, эпизодическая игровая система

4 - 18 июня, 2001 год

СРОЧНО НУЖНЫ В ИГРУ:



Связь с администрацией:
Saturn (icq) - 712376041, (telegram) - @ky_rin
Cyprine (skype) - layla11119

«Но здесь даже гости обязаны носить бейджики, коего у неё я не наблюдаю. Как её пропустили? Видно начальство стало реже ставить охране клизмы с песком. Беспредел!» Biryui

«Айзава касается зеркальной глади робко, будто одного непродуманного прикосновения по ледяной его поверхности хватит, чтобы обманка-колдовство развеялось без следа. Словно не зеркало, а вода - тронешь, и тебя смоет за рябью и дрожью: умрешь, пропадешь!..» Mimete

«Поток духов не прекращался, теперь можно было считать себя то ли просвещённым, то ли святым, то ли высокодуховным наставником молодёжи, проповедующим какую-то бредовую религию.» Tellu

«...но полюбуйтесь-ка на Умино - да он просто-таки рядом нарисовался, восхищенно собирая падающие из глаз несостоявшейся селебрити звёзды и сам же их попутно расточая от восхитительности своей обожэ! Ну, посамолюбовались, пора и честь знать.» Sailor Venus

«...Кунсайт еще раз проверяет автомат, как закреплен пистолет и бронежилет, дергает за ремни каски, которую наденет на голову уже при подъезде к месту. Прядь седых волос падает на лицо. Он помнит совсем иные бои и сражения, где не было такого оружия... Lord Kunzite
Эпизод №4. Искусственный свет
Эпизод №5. Fight fire with fire
Эпизод №6. Stargaze
Эпизод №7. Бывает и хуже
Эпизод №8. Ricordanza
Эпизод №9. House of the dead
Эпизод №10. Железный кулак
Эпизод №11. Coldplay
Эпизод №12. Ретроспектива
БАННЕРООБМЕН

White PR Зефир, помощь ролевым Сейлор Мун: Новая фаза Луны SM Second Chance Оз БП Кроссовер по аниме soi; school of imba Black Pegasus Terias

Ведьмин круг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмин круг » Прошлое » Sweet Dreams


Sweet Dreams

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Sweet Dreams

УЧАСТНИКИ:

ДАТА, ВРЕМЯ:

МЕСТО:

Cyprine, Tellu

Ночь с 23 на 24 мая

Общий сон. Физически каждая ведьма у себя дома

Что Сайприн, что Теллу - обеих ломает после пробуждения. Бессонница, кошмары, воспоминания о прошлой жизни... Но однажды им удаётся уснуть, практически в одно время, и по странному, магическому стечению обстоятельств их забрасывает в один и тот же сон. Действия начинаются в эфире, где души ведьм пребывали между своей первой смертью и возрождением в качестве восковых кукол, но затем переносится в совершенно незнакомый город, где как-то странно долго не кончается ночь...

+1

2

Существование отцовского дома она игнорировала уже почти третьи сутки; для этого достаточно было оставить там Соичи, поутру сообщить матери, что это её новый сосед, и скрыться ещё до того, как он успеет продрать глаза.
Кончина супруга определенно начинала приобретать для Ацуко новые краски, едва дочь вернулась из Лондона.
Первую ночь она провела в "Омеге" - это не помогало; попытка перебраться в "Дельту" на вторую не увенчалась успехом тоже. Сон то отказывался приходить, то, приходя, вызывал одно лишь желание - послать его ко всем известным туземским богам. Бессильным оказалось и самое действующее из известных ей снотворных: извести себя за ночь до того, чтобы "отвалиться без задних ног".
Обладающая крайне скверным, в повседневной то её жизни, характером Сайприн становилась совершенно невыносимой. За прошедшие две ночи она успела разнести в клочья три вазы, одну из них - о спину одного из носильщиков; уволить четыре горничные, с десяток - едва ли не довести до слез; повергнуть в откровенный культурный шок парочку постояльцев, которых в последствии утешал портье, и едва не отправить главу избирательной кампании в бессрочный отпуск.
Он и стал автором идеи, за которую премиально был пощажён. Ключи от временной квартиры, которую штаб использовал для пребывающих в Токио сподвижников и сторонников гениального освободительного движения Сайприн, девушка приняла почти с благодарностью.

...но все равно не могла сомкнуть глаз. Сладостное ощущение падения в негу подсовывало вместо себя рваные обрывки из той, другой жизни, с существованием которой Рин волей-неволей смирилась; но от того не горела большим желанием разбираться со всей этой чушью, насаждавшей ей определенное видение действительности.
Та, другая, была в каждом из них. Всё это время Сайприн шла с ней рука об руку, относясь как к единственной, кому стоило доверять.
Это не давало покоя. Она не чувствовала себя в безопасности. Не с момента встречи с Верховной, многим раньше. Почему изменилось столь многое?
Почему каждый из этих разбитых, втоптанных кем-то в беспамятство фрагментов, вызывает в ней отвращение и злость? Почему бездумное желание снова стать восковой куклой в чьих-то руках не поглощает её с той же легкостью, что и раньше?

Забытье подобралось к ней вместе с полуночью. Рин и сама не поняла того, как очертания полумрака комнаты, освещенной одним лишь лунным светом, сменилось мраком окончательным.
Но её все равно не покидало чувство того, что это не сон. Пустота казалась незнакомой лишь на первый взгляд, как и пустотой - тоже. Для наглядности она даже высунула язык, явно пытаясь попробовать ту на вкус, но ощутила под ним лишь кончик собственного носа.
Он был подозрительно безвкусным. Но все-таки был.
«Ага. Эффект полного погружения?»
Собственный голос звучал где-то со стороны. Что, опять?!
С ног до головы будто окатило ушатом холодной воды, выкидывая из мрака прочь. Стоило лишний раз посетовать на то, что выспится она исключительно на каком-либо ином свете, но определенно не на этом, если бы Сайприн не обнаружила себя посреди шумной городской магистрали, залитой светом уличных фонарей.
Один крайне удачно светил ей в глаз, глядя сверху вниз на запрокинутую назад голову.

+3

3

Сколько прошло времени с того дня? Хоть и немногим меньше недели, а Лулу уже сбилась со счёта, начав прекрасно понимать Наполеона и его желание воевать. К сожалению, убийства невинных людей вряд ли дадут ей столь желанный и спокойный сон, а так же избавят от давящей боли в груди, которая всё не проходит. И врачи голову ломают, не понимая, где она могла так ушибиться. Лучше уж пропадать целыми днями на работе, среди цветов, чем возвращаться домой, в кровать, где она провозится несколько часов в попытках уснуть, а затем через час сна вскочит, как ужаленная, и больше не уснёт, нервно подрагивая на кухне с чашкой горячего кофе в холодных руках. Кофе… Её скоро тошнить начнёт от этого напитка, но иначе на работе, да и в жизни девушка начнёт делать что попало. Как, например, вчера вечером она попыталась вилкой есть суп. Осознание тщетности такого действия пришло лишь спустя минут пять-десять, когда она разозлилась на нескончаемый ужин.

Лулу выдохнула, оглядывая себя в зеркале. В мешках под глазами уже можно было носить палатку со спальником. Так продолжаться не может, иначе она скоро совсем свихнётся. Нужно было что-то делать  с этой бессонницей, а то уже и на работе коллеги косятся в её сторону и настойчиво отправляют домой пораньше, прося завтра не приходить. Как только не начала ещё двери в стенах видеть и не вышла на рыночную площадь, где торгуют радостью? – «Позвольте продать вам мою злость и взамен купить вот этот маленький пакетик спокойствия», - похлопав себя по щекам, Лулу встрепенулась. Ну как же она раньше до этого не додумалась?! Нет, успокоительное и снотворное она пыталась принимать, но оказалось без толку, а вот если попробовать самокрутку по собственному рецепту? А вдруг? Так может хотя бы под кайфом ей будет наплевать на всё то, что происходит в её страшных снах, которые в последнее время уже и не снами кажутся, а давно потерянными воспоминаниями из прошлой жизни? В реинкарнацию девушка верила, но вот в то, что именно обрывки столь ужасающих сновидений её воспоминания – принимала с трудом. И чтобы не прокручивать в очередной раз в голове все эти детали, пытаясь составить целостную картину и опровергнуть её затем логикой, девушка сбегала на работу за необходимыми растениями, вернулась домой (тут уж никто не возражал), села на кухне и принялась шаманить с травами. В итоге завернула получившуюся смесь в бумагу, закуривая новый и никому неизвестный опиум. И тут же закашлялась, заодно вспоминая о сдавливающей грудь боли, усилившейся в этот момент. Чёрт, курить и правда вредно! Но чего не сделаешь, лишь бы только выспаться? Так что через силу, через боль, через прочие мучения Лулу кое-как докурила несчастную самокрутку, встретила новый и необычный мир перед глазами, наполненный яркими и самыми невообразимыми красками, да так и отрубилась на той же кухне, не в силах заставить тело даже подняться со стула, не говоря уже о попытках сделать хотя бы шаг. Тело просто не слушалось, став совершенно неуправляемым и тяжёлым. Всё равно, что осьминога заставить тащить на себе бульдозер – занятие бесполезное и бессмысленное.

Во сне была сплошная темнота и пустота. Тихо, спокойно и благодаря косяку не колышет гнетущее ощущение абсолютного одиночества. Пусть она одна во всей вселенной, ей без разницы. Пусть до этого её убили уже чёрт знает как давно. Сколько времени она провела так, в спокойствии и мраке? Часов в этом мире нет, а вот организм успел немного расслабиться, после вновь встав на дыбы, когда спокойная и тихая тьма выплюнула Лулу в громкий, полный народа клуб, где по перепонкам гремел рок-н-ролл.
- Мне кажется, вам уже хватит, - обратился к ней бармен, протирающий стакан. Девушка удивлённо похлопала глазами, постепенно осознавая, что она сидит за стойкой с опустевшим почти до конца бокалом виски в крепко сжатых пальцах. – Не беспокойтесь. Вы заплатили до того, как отключились. Вот ваша сдача, - бармен вложил в руку ничего не понимающей Лулу пятьдесят баксов – «Баксов?!», – и всё так же дружелюбно улыбаясь, забрал стакан, кивнув охраннику, который так же дружелюбно помог якобы пьяной в слюни девушке дойти до выхода. Вопреки, она была трезвой. Даже на скуренный косяк не было намёка. Или же это последствия?

Оказавшись на ночной улице, ярко освещённой фонарями, Лулу огляделась по сторонам, чувствуя, как распущенные волосы щекочут ещё не зажившие, но уже разбинтованные плечи, затем взглянула на себя. Да на ней же это странное платье, что было у тёмного отражения! Хотя чему удивляться? Во сне она всегда либо в этом, либо в форме академии Мюген, либо в лабораторном халате. Вот только нет ощущения, что это сон. Совсем как тогда, когда она виделась с этими маленькими человечками. И чего она именно сейчас об этом вспомнила? Почему раньше те события считались лишь забытым ночным кошмаром? Впрочем, это всё равно она, кем бы она ни была и в каком бы мире не оказалась. Может очередное воспоминание из её прошлой жизни? Из тех обрывков, собранных за прошедшие дни, она вспомнила лишь что её звали Теллу, что у неё были мерзенькие такие коллеги и что она была номером два, стремившимся превзойти начальство. К слову о начальстве – девушка в конце улицы смутно напоминала о нём хотя бы цветом своих волос, так что к ней цветочная леди решила не ходить, поторопившись скрыться в плохо освещённом переулке за клубом и дворами уйти хоть куда-нибудь… Среди воспоминаний так же мелькала собственная смерть, воины в мини-юбках и цветы, почему-то стремящиеся поглотить свою хозяйку. Перебирать их в голове не хотелось, но образы сами вставали перед глазами всякий раз, когда девушка переставала думать над текущей ситуацией. Где она? Как сюда попала? И как вернуться домой? И напоследок, почему у неё так сильно чешется внешняя часть ладоней, а грудь перестала болеть?

Примечание

Теллу не знает, но в данный момент на её левой щеке, шее и далее по спине тянется несколько чёрных татуировок в виде небольших терний.

+3

4

С магистрали она не сдвинулась ни на шаг, продолжая смотреть в лицо фонарю под звуки сигналящих, проносящихся мимо машин. В этом не было ни капли легковерия: Сайприн в крайней степени надеялась на то, что одна-то из этих металлических посланниц доброй воли её всенепременно с дороги снесет и девушка, наконец-таки, выспится. Всем на зло.
Настойчивое игнорирование её машинами прекратилось лишь в миг, когда одна из них, скрипя колесами, остановилась у Рин прямо под боком, ни капельки тот не зацепив; криминального вида амбал лишь угрожающе сотрясал воздух квадратным кулаком, выкрикивая в окно нецензурные, но крайне лестные слуху эпитеты. Сайприн обернулась лениво, явно нехотя смирившись с тем, что помогать ей не планирует даже собственный недо-сон. На воспоминание происходящее налезало с огромным трудом.

Она обогнула машину сбоку, намереваясь просунуть собственную физиономию к амбалу поближе, чтобы степень душевности их разговора не ускользнула от его не обремененного интеллектом бытия; но и тому не суждено было состояться - Сайприн, как всякая уважающая себя женщина, залипла в боковое зеркало, едва то задело собою синеву её волос. Его ведьма едва ли не выломала, активно поворачивая в сторону себя (кто только придумал столь неудобное расположение жизненно важных субъектов?), и коротко чертыхнулась.
Из зеркала на неё снова поглядывал зияющий краснотой левый глаз, что если бы мог, то начал открыто насмехаться; сбоку на голове торчала древняя, осточертевшая ей до зубного скрежета косичка, напоминавшая собою огрызок от теперешних девичьих волос, как сама она напоминала жалкий кусок от некогда великой себя. Глаз девушка принялась тереть со рвением настолько остервенелым, что, казалось, неровен час - выудит тот из глазниц. Так бы и было, не лиши её амбал последнего дорогого в жизни: он, вдарив по педали газа, унесся в сожравшую его ночь, напоследок окрестив Сайприн умалишенной.

Магистраль вымерла вместе с ним, ударяя по ушам тишиной. Город вымершим не казался, скорее наоборот - витрины, спрятанные за широкими тротуарами, сияли оттенками разной степени яркости. Рин точно ощущала, что за ними течет жизнь, но ей туда было нельзя.

Она и не стремилась. Опустевшая магистраль подходила широте её стремлений куда как больше.
Первым делом она расправилась с косой, предоставляя волосам полную свободу. Вторая, несмотря на попытки лишить её глаза, вела себя подозрительно тихо. Рин всенепременно остановила бы поток собственного сознания в попытке заподозрить неладное, но за оба её глаза, вне зависимости от цветовой принадлежности, зацепилась фигура, вышедшая из мрачноватого по виду своему помещения.
Эти дурацкие черные платья, одно из которых девчонка натянула на себя, преследовали Сайприн в каждом, мало-мальски вменяемом сне. Все они не вызывали в девушке ничего, кроме крайней степени раздражения, а это - было особенным бельмом на глазу.
- Эй! - платье её то ли не слушало, то ли не хотело этого делать, и натуральным образом отправлялось от Рин подальше. Подобный расклад дел ту не устраивал, но попытка податься следом споткнулась ещё в зачатке: в прямом её смысле. Каблук застрял в какой-то выемке - не иначе, как предательской - и сломался под гнетом обстоятельств. Сайприн это волновало не то, чтобы хоть сколько-нибудь. - Эй, ты! - вторая туфля, лишенная нынче сакрального смысла своего существования, снялась с ноги необычайно быстро; заметно быстрее двигалась прочь и девичья фигура, за которой Рин, при всей своей убежденности в прекрасном атлетическом прошлом, никак не поспевала. Не поспевала за ней и туфля, полетевшая девчонке вслед, да встретившая только угол какого-то здания, призывно заманивавшего Сайприн в подворотню.
Кто такая она, чтобы противиться самому зову судьбы?

Из красочных обращений, вроде "стой, хуже будет!", к ситуации не клеился не один.
- Киса-киса-киса! - призывно поманила Рин пустоту подворотни. - Будь послушным плодом, не наворачивай лишние круги! Плод-то, все-таки, мой, - разве мог бы он быть чей-то ещё? - Я тебя всё равно найду.

+3

5

«Я тебе не киса!», – выкрикнула бы Теллу, если бы вообще услышала звук чужого и в то же время до боли знакомого голоса, да и если бы была уже прежней собой. Нет, девушка убежала в тёмную глубину дворов, лишь завидев, как синевласая твёрдо и быстро направилась в её сторону, не предполагая ничего хорошего. От таких лучше бежать, особенно когда окружение напоминает продолжение того прежнего сна, оставившего на плечах царапины. Так ведь и умереть можно, особенно если преследовательница окажется начальством, с которым Лулу не была готова встретиться ни морально, ни физически. Всё, что она могла, это удрать куда-нибудь подальше и, когда лёгкие потребовали перерыва, спрятаться где-нибудь. Только вот где? Не на кладбище же! Да и далеко она от него убежала. А вот от самой преследовательницы – не очень. Голос той был слышен где-то далеко, тихо и неразборчиво, но всё-таки это говорило о малом между ними расстоянии. Юркнув в резкий поворот и пройдя по извивающейся улочке, она вышла … к тупику. – «Ну ты просто молодец!», - мысленно фыркнула она и огляделась в поисках путей к отступлению. Увы, но кроме как вернуться назад, выбора у девушки не было. И почему она бежала от этой синевласки? Может она не собирается заниматься вредительством? – «Как наивно. Ты и правда так думаешь?», - лучше уж уйти, пока та не пришла, так что наплевав на протест лёгких, Лулу поспешила сбежать и последовать другой дорогой…

Столкнувшись в итоге со своей преследовательницей лоб в лоб. Ну как? Просто они удачно вывернули навстречу друг другу из-за угла, едва не впечатавшись друг в друга и не свалив с ног. Как так вышло?! Впрочем, Лулу в данной ситуации могла сказать лишь. – Упс, - однако синевласка начала дико ржать, даже согнулась пополам, придерживая руками живот. – «Эй! Чего смешного?!», - возмутилась та часть девушки, которая всё это время рвалась наружу из прошлого, но другая часть предпочла не разговаривать обо всём на свете с единственным живым человеком на улицах, а убежать, пока у неё была такая возможность, и добежать в итоге до опустевшей, но освещённой фонарями улице. Только вот догнали, схватили за руку и развернули к себе лицом.

+2

6

А что ей ещё было делать?

Подумать ведь только, из десятков тысяч образов и фантазий Сайприн, для очередной бессонной ночи, выбрала именно этот. Звонким смехом заливался весь переулок, девушка едва ли не переходила на скупую, но от того не менее истерическую слезу, рискуя если не надорвать живот, то задохнуться, как воображаемое платье поспешило от неё прочь.
- Э-э-э-э-эй! - в очередной раз окликнула то Рин, пытаясь разогнуться, выплюнуть из себя что-то более осмысленное (не выходило) и поспешить следом за пытающейся ушуршать от неё подошвой. Этот плод не иначе, как пытается её убить - при том подумать только, чем! Пропагандой здорового образа жизни!
Пятки сбивались об асфальт вовсе не фигурально, ощущая под собою каждый идиотский камушек, по всей видимости работавший вместе с воображением Сайприн против неё самой. Ничего-ничего, вот сейчас она соберется, сделает последний рывок, нагонит стремительно отдаляющийся субъект, и вот тогда...

Подсознание её явно подслушивало, от того и испугалось. Рин крепко схватилась за его руку, чтобы оно снова не сбежало, как нетерпимое ею молоко, и дернула то на себя.
Надо же, ей не показалось. Точно-то-самое-лицо, одно из тех, что не давали ведьме спать по ночам, нагоняя на неё страху, как на несостоявшегося руководителя. Только Сайприн никак не могла вспомнить - как же звали конкретно это черное платье?
Уруру? Лу? Тлю?

- Ну привет, плод, - не хватало только, чтобы её воображение, и без того бывшее беспримерно жестоким, вдобавок ещё и обиделось на хозяйку за такую-то мелочь. Записывать надо! - И почему я сделала тебя таким пугливым? - Рин треплет девчонку за сладкую воображаемую щечку, что кажется ей такой настоящей, и устраивает руку беглянки себе на плечо, плотно прижимая её ладонь своей. Ещё одного забега эта реальность точно не вынесет. - И быстрым? И... - Сайприн улыбается совсем уж нагло, рассматривая девчонку в просвет того малого расстояния, образованного между ними. - ...плоским? - заявление граничило где-то между "у каждого своя правда" и откровенной издевкой. Во всяком, воображение было не намного более плоским, чем сама Рин: проблема лишь в том, что Сайприн была идеальна, в отличии от продуктов собственных мечт. - Скажи, плод, - она склоняет голову ниже, касаясь щекой своей ладони, а волосами - закрывая девчонке руку. А звучит то - совсем-совсем грустно! - Ты убил во мне тягу к прекрасному? 

+4

7

Бедная женщина. Бегать босиком по асфальту, да ещё не отсмеявшись, как следует. Ну почему она не может оставить Лулу в покое и дать ей спокойно убежать и выяснить, наконец, где она и как отсюда выбраться? Ещё и задаёт такие странные вопросы и называет как-то странно. – Я не … плод! – на сбитом дыхании попыталась выпалить девушка, сжатая в тиски странной барышней. – На себя посмотри, двадешная! – за то, что её назвали плоской … Не пугливой, не быстрой, не плодом, а именно плоской (!), последовало наказание в виде пощёчины. Хотя бы одна рука у Теллу всё-таки была свободна для этого действия. Как бы не пришлось пожалеть о содеянном, но именно в этот момент в маленькой безобидной девочке что-то сломалось. В момент удара, сопровождающегося казалось оглушительно звонким хлопком, она попыталась вырвать пленённую руку и отойти от странной, но смутно знакомой женщины на пару шагов. И нечего тут притворяться ласковой! Что-то внутри организма во всю глотку орёт, что это на деле не так.

Так или иначе, продолжения погони не последовало. Видимо, синевласка устала собирать каждый камень и решила дать своим многострадальным ногам отдохнуть. Теллу же, воспользовавшись моментом, медленно обходила измученную предполагаемую угрозу, оценивающе её оглядывая и при этом оставаясь натянутой струной, готовой увернуться от какого-нибудь сюрприза. По крайней мере того, какой можно логически описать. Ну а выяснив, что та считает её плодом своего больного воображения, лишь вздохнула и покачала головой. – Я отказываюсь быть чьей-то выдумкой! В конце концов, это ты мне снишься. Так что выпусти меня из этого странного места и дай уже нормально выспаться. Неделю уже почти без сна, – девушка вылила на неё всё наболевшее в один заход быстрым словесным потоком, после чего они обе – или это так показалось цветочнице? – застыли в задумчивости. Как оказалось, проблема у них общая, а кто и кому снится – пришлось разбираться. Иначе так бы и спорили о том, кто кому принадлежит и кто кого выдумал. В итоге всё равно решили забить на этот вопрос, взявшись за другой, более актуальный на данный момент – что тут происходит и почему вон тот придурок-полицейский машет им своей палкой и орёт что-то нецензурное, постепенно приближаясь. К слову о нём – мужчина в форме действительно оказался придурком, принявшим девушек за «ночных бабочек», и в приказном тоне объявил. – Пройдёмте! – разбираться, казалось, он собирался в участке, а не на месте.

+3

8

Теллу!
Имя врезалось в сознание вместе со звонким шлепком, отправив Сайприн в кратковременный экскурс по неизведанному. Почему Теллу?
Уязвленное самолюбие возмущалось не особо, явно увлекшись занятием чем-то более интересным. Например, поиском логической связи, вставлением в поток сознания зеленоволосой невероятно содержательных звуков, состоящих из "а", "о!" и, самое главное, "ы?", да попытками придумать что и кому она накрутит поверх отсутствующего чувства юмора. В последние пару дней Рин не удивлялась ни единому своему открытию, но всякий раз натурально расстраивалась, когда то выходило за рамки её понятия о приятном досуге.

Мужчинка в форме появился как нельзя вовремя. Сайприн, до конца не убежденная в том, что всё это - не производная её воспаленного бессонницей мозга, заметно приободрилась. При наличии здесь этого субъекта и клетки, которую тот обещал им обеим за отсутствие примерного поведения, наличие Теллу обретало определенного рода смысл.
Какой простор! Здесь тебе и фигурное выдергивание волос, и битье головой о потертую жизнью скамейку, и борьба на пальчиках во имя выяснения того, кто же из них тут два-дэ, а кто вполне себе ничего. Сайприн была абсолютно уверена в бесспорности того, что она, но справедливости ради предоставила бы зеленоволосой шанс потыкать в неё хоть чем-то перед тем, как убедить в бесповоротности печальной, для самой Теллу, действительности. Всё это она таинственно нашептывала ей на ушко, покорно согласившись проследовать за товарищем полицейским, да потащив девчонку с собой. Кто бы упустил такой шанс?!

...сам себя. Шанс профукал сам себя, забив просторную камеру, что померла безызвестной в рядах однотипных своих сородичей, так и не успев провозгласить себя рингом, плодами, что были до неприятного второсортны. Сайприн даже готова была признать, что всё это - действительно не продукт её неуемной фантазии, но лишь сдержанно кашлянула, решив оставить подобное откровение как-нибудь на потом.
- Молодой человек! - окликнула ведьма мужика лет не меньше пятидесяти, что отвечал за содержание второсортных плодов, к которым её записали по какой-то нелепой ошибке, в относительном здравии. Судя по безысходным мордам тех, что были здесь до прибытия Сайприн, утешением это было слабым. - Молодой человек! - повторила девушка уже настойчивее, голосом елейным настолько, что решетка едва не расплавилась от того сама собой. С "молодым человеком" активно заигрывал её красный левый глаз, в то время как синий оказался таинственно, почти робко прикрыт. Он, не сомневалась Рин, просто не смог устоять - от того и направился к этой ужасной, тривиальной штуке, в которую их с Теллу засунули по чудовищной ошибке! Ни одна уважающая себя моль, или как там посмел их назвать этот ужасный мужлан, не надела бы на себя столь шикарное что-то, что было надето сейчас на Сайприн! Всё это ведьма декларировала ему, подошедшему, протянув дрожащие от столь нелицеприятного события ручки к выглаженному воротничку, неприменно предлагая проверить самому да пощупать - вот она, протиснутая в просвет тонкая коленочка в черных шелковых брюках, попросту не способных стать соучастниками преступления!
Пока череп злосчастного дежурного, слишком долго сопоставлявшего злой умысел с насаждаемой ему действительностью, не встретился лбом с железной решеткой, да рухнул на пол с остатками тела. Кто бы мог подумать, кто бы мог подумать, что в этих несчастных, дрожащих пальцах - столько жуткой остервенелости?
И что ключи от клетки, в поисках которых Сайприн обшарила карманы и пояс "молодого человека", были оставлены им на столе?

+3

9

Что в голове у этой ненормальной? Она даже не попыталась сопротивляться! А впрочем, имело ли смысл сопротивляться и оправдываться, если закон ничего не хотел слушать? Но какая была возможность огреть этого полицейского по затылку и слинять! Ведь кругом никаких свидетелей. – «Спокойно, это ты от недосыпа такая злая», - уговаривала себя Теллу, на удивление спокойно следуя за синевлаской. – Эй. Пс. Представилась бы что ли, - произнесла она, пока они ещё только подходили к машине. Странно, но названное имя ни о чём ей не говорило, хоть и звучало знакомо. Так же знакомо, как и её синяя шевелюра.

Однако, ехать с ней было до отвращения неприятно, слушая весь тот вздор, который она нашёптывала в самое ухо. Теллу лишь скрестила руки на груди и уставилась в окно, пытаясь сохранить хладнокровие и не поддаваться на провокации. – Ага. Мечтай. У нас всегда были столь «тёплые» отношения?«Косяк был лишним», - хватило ума не бормотать это вслух, а то её забрали бы в наркологический центр. Этого не хватало.

Сейчас, в машине было самое время для сна. Ну, по крайней мере для дрёмы. Если бы не психованная девица рядом – на её плече уж точно не вздремнуть, голову ещё откусит. По прошествии какого-то времени, когда Теллу устала слушать планы Сайприн об их «счастливом» недалёком будущем, она начала донимать водителя вопросом. – Мы уже приехали? – тот, как это ни странно, не взбесился, не остановил машину и не потянулся ударить девушку по лицу, давая возможность откусить от него кусок и уйти с миром. Зато у соседки глаз начал дёргаться. Тем не менее, Теллу так и не заткнулась до самой тюрьмы, если только синевласка не вздумала начать более конструктивный диалог/монолог.

«Не зря убегала от неё. Так, теперь что? Надо как-то свалить из участка. А потом что? В участке должна быть карта города или района, хотя бы узнаю, где оказалась. А смысл, если это всё косяк? Впрочем, смысл есть всегда. В прошлый раз пришлось самоубиться, чтобы проснуться», - учитывая, что она убивала лежащую у своих ног себя, разве это нельзя назвать суицидом? И новым рождением. А что тут нужно? И главное, зачем происходит то, что происходит? Да и вообще, с какой стороны реальность, не подскажете? Теллу мотнула головой, что со стороны могло показаться нервным жестом в ответ на то или иное действие Сайприн или полицейского. Впрочем, когда они подъехали к участку, и девушек потащили в клетку, полную настоящих «бабочек», цветочница возмущалась, как могла. И о том, что они не имеют права так о ней думать, и о том, что без адвоката и должной проверки не имеют права запирать её здесь. Барышни в камере оживились, услышав, что к ним идёт новое не порченное мясо, да не одно.

Девушек облепили со всех сторон, дёргали за волосы, за одежду, всюду лапали и осыпали разными «комплиментами». Боже, что за поведение у этих испорченных девиц?! Понимая, что в полной клетке драться тесно, Теллу лишь старалась уйти от этих представителей ночного общества подальше, да так и вжалась в прутья клетки, пока Сайприн подзывала к себе старого дядьку. Как она вырвалась? Но после её трюка барышни восхищённо заохали, правда после ехидно засмеялись – ключей-то к свободе нет. – Ну и, дальше что? – успела сказать цветочная леди прежде чем толпа невоспитанных девиц вернулась к своему занятию – донимать свежее мясо, любимое дело почти каждого, а особенно таких.

«Ну всё, задолбали!», - кому-то досталось локтем в глаз, кому-то в нос, кому-то коленом в живот, и всё это случайно при попытке вырваться. А что делать с агрессивной толпой? Впрочем, часть толпы оказалась связана лианами, по которым уже которую секунду бежал ток. Теллу аж опешила, в ступоре смотря то на дёргающихся в конвульсиях барышень, то на лианы, то на свои руки, из которых они росли. Не хило она, оказывается, умеет, но как это работает? Сайприн при этом не угодила в общую кучу только чудом. Каким образом лианы не зацепили её, не понятно. Шоковая терапия же продолжалась до тех пор, пока Лулу не начала ощущать лианы продолжением своих рук. Это всего лишь более длинные и гибкие дополнительные пальцы, что тут сложного? Пока оставшаяся в порядке часть толпы вжалась в уголочке от столь необычного явления природы, а у Телуно к концу «представления» пошла носом кровь, она успела попытаться дотянуться лианами до ключей. Тяжело, чёрт возьми! По пути поуроняла всё, что можно было уронить, от стаканчиков с кофе до стульев. И вот они, долгожданные ключики. Теперь бы только дотянуть их до решётки. В глазах начало плыть и двоиться, в голове откуда-то взялась вата, во рту появился неприятный металлический привкус – мало ей крови из носа, ещё и горлом пошла. – «Ну! Ещё чуть-чуть! Я не хочу грохнуться в обморок прямо тут!», - она изо всех сил пыталась дотащить ключи и не вырубиться на полпути. Со стороны подобное могло быть расценено как перенапряжение с использованием нечеловеческих сил…

Отредактировано Tellu (2017-09-19 14:57:28)

+3

10

Не можешь справиться с толпой - примкни к ней. Этому простому правилу Сайприн научилась ещё в далеком детстве, и с тех пор занималась исключительно навыком развития превосходства над стадом; но не всякое стадо можно было себе подчинить.
На домогательство со стороны второсортных девушка реагировала в духе лучших своих учений: с откровенно выражаемой скукой,  подпирая то и дело "отбираемой" рукой подбородок, разве что не зевая картинно особо упорным в лицо. Но терпение Рин было  гораздо конечнее многих иных вещей, что навивали на неё откровенную скуку; от того она и притянула к себе за талию одну из  девиц, походившую на жалкое подобие местного лидера, прижала к себе, уткнувшись лицом в кипу до отвратительного приторно  пахнущих духами волос, и принялась ворковать той на ухо очередные непечатные истины.
Девчонка дернулась спустя уже первые десять секунд повествования, но хватка Сайприн была непривычно крепка; то продолжалось  и продолжалось, пока руки, прошедшиеся по девичьей спине вверх, не вцепились мертвой хваткой в клок волос, оттягивая её  голову вниз. Она определенно могла - да что там могла, хотела! - поспорить с наглой синеволосой девицей, укрепляя  собственное положение поддержкой пособниц за спиной, но было в разноцветных глазах Сайприн, не иначе как ведьмы, что-то  животное, дикое, парализующе безумное; второсортная отпрянула резко, едва хватка на ней ослабла.
Хоть ключей при охраннике и не было, зато был пистолет. Предприимчивая Сайприн, ни разу в жизни не стрелявшая даже по  статичным мишеням, не преминула возможностью попробовать что-то новое - потому что предела совершенству нет и учиться  никогда не поздно! К тому же возня вокруг Теллу как-то подозрительно притихла - может, этот сладенький плод уже кто-то жрет, а она не видит?!
После чудес воскрешения и полетов с пятнадцатого этажа без тяжелых летальных последствий Рин всерьез считала, что удивить её нечем.
Но это были ЛИАНЫ растущие из РУК.
Сайприн едва удержалась от того, чтобы протереть дулом глаза.
Рассосавшиеся по углам второсортные не вызывали вопросов.

- Теллу, детка, - прозвучала Рин обиженно, собирая себя с пола и переводя взгляд с дарований зеленоволосой на, собственно, лицо. Это где такое видано, чтобы девушка настращала всего одну, а это вот платье - целую толпу?! Но обида одна стремительно сменилась другой: Теллу, кровоточащая носом, выглядела откровенно паршиво. Вы только на неё посмотрите! Собралась ПОМИРАТЬ без Сайприн в этом непосредственного УЧАСТИЯ! Муки ведьмы были велики необычайно: разрываясь между тем, чтобы от глубины своих оскорбленных чувств пристрелить зеленоволосую на месте и желанием бедняженьку выходить, чтобы после наподдать ей на равных условиях, доказывая своё превосходство в мере полной, Рин так и дождалась, чтобы тихо позвякивающие ключики добрались до расстояния вытянутой из клетки руки, а зеленоволосая - до почти обморочного состояния. 
«Подумать только, какая бледная! Я уже почти рыдаю и выкатываюсь за траурным венком!»
Сайприн подхватила девушку одной рукой под спину, чтобы другой легко, но ощутимо похлопать ту по щекам. Лианы обмякли, обронив у клетки свою добычу.
- Эй-эй, детка, не вздумай отключаться, - таскаться по этому эксклюзивному подземелью в одиночку или, уж тем более, с грузиком в виде трупика на спине в планы Рин не входило. - Ты хоть и самый плоский, но самый удачный мой плод! - и не важно, о чем они там до того договорились заочно, если наглость Сайприн пробудит в девчонке очередное желание врезать ей по морде, а вместе с тем - и тягу жизнедеятельствовать. - Сейчас мы вытащим тебя на воздух, найдем тебе достойную грядку... - второсортные слегка воспрянули духом, заметив и ключи, и увлеченность обеих девчонок чем-то отличным, от их расчленения: самая обделенная разумом особь принялась за поползновения в сторону решетки с одной единственной целью - стырить нажитое не её непосильным трудом. Ха! Выстрел на заставил себя ждать, под пронзительный бабский крик впечатывая пулю второсортной в колено.
Ну предупреждала ведь, предупреждала!
А потом - сплошь обида, слезы и обещания отомстить когда-нибудь, вот только не прямо сейчас.

Вытаскивать Теллу из клетки уже не пришлось; та хоть и не кидалась в бой с кулаками, но точно имела возможность перемещаться, едва ли опираясь Сайприн на плечо. Второсортных Рин, показательно поигрывая оружием в руке, заперла обратно: умницы-девочки приняли твердое решение о том, чтобы посидеть за решеткой денек-другой, но оставить голову без лишних в той отверстий.
Оставалось оставить ключики на законном их месте на столе, выбираясь из участка подальше - впереди маячил какой-то парк, несмотря на позднее время суток привлекший собою лобызающуюся парочку.
Сайприн не покидала одна-единственная навязчивая мысль, молотком вбиваемая в голову.
Это полу-мертвое платье, активно изображающее нормальную жизнедеятельность, демонстрировало себя талантливее её самой.
Пха! Да ни в жизнь!
Одно о себе девушка знала точно: в этой жестокой, полной вопиющей несправедливости вселенной она не одна.
- Кро-ли-ки! - едва ли не пропела Рин, подскакивая вплотную к любовничкам. Вовсю размахивающая пистолетом ведьма заставила вздрогнуть тех неспроста; паренек, то ли начитавшись книжек о благородных рыцарях, то ли не слишком доверяющий серьезности намерений Сайприн оказался явно смелее тех, второсортных. Рин встрепенулась, попятилась, для наглядности подняла ручки с пистолетиком вверх: мол, прости, богатырь, обозналась я!
«Ну же, родная. Ты же любишь это больше меня!»
Красные локоны рассыпались по хрупким плечам рыцарской принцесски, открывая собою видение той, второй.
Рыжеволосой, красноглазой, разве что не окровавленной с головы до пят - почти как из коробки, запертой в голове Рин.
Синеволосая ведьма заливается хохотом, метко швыряясь пистолетом в сторону Птилол. Какая неприятная неприятность!

+2

11

Какой такой обморок? Какая отключка? Хоть ей и самой казалось, что близок этот миг, а бледность и самочувствие с плывущим в глазах миром лишь укрепляли уверенность в этом, Теллу вопреки схватилась за прут решётки и прокашлялась в свободную ладонь, пачкая оную кровью и уже не управляя обмякшими лианами, медленно втягивающимися обратно в руки. И всё равно Сайприн взвалила на себя миссию по спасению живой растительности и приведению той в чувства. Как часто бывает, безо всякой ответственности. Хотя надо в следующей жизни сказать ей спасибо, удары по щекам прекрасно снимали вуаль тумана с разума, а слова… Нет, ещё раз в морду не получится, захотелось вбить кулак в её живот, да только девушка с пистолетом, который только что выстрелил почти рядом с ухом, показалась внезапно опасной и требующей к себе терпения. Теллу как-то ещё хотела пожить, оставшись при этом целой, посему отсутствие ударов и шипение на комментарии были её высшей благодарностью за заботу. Хватит с неё и кровавых пятен на плече, оставленных измазанной ладонью после попыток опираться на сию хрупкую, но более-менее в данный момент надёжную часть тела.

Стоило выйти из клетки и заиметь возможность ползти вдоль стеночки, за неё же и держась, пока Сайприн закрывала камеру и складывала ключи на место, Теллу проследовала к настенной карте, пытаясь разобрать, где они, и задумываясь о том, что как-то странно, что никто больше из служителей закона не прибежал на выстрел. А сама синевласка не находит это странным? И как бы не хотелось повиснуть на спине начальства с криком «Неси меня, раб!», девушка в итоге старалась справиться со всем сама. И пойти своей дорогой, чего ей, конечно, никто не позволил, поигрывая всё тем же пистолетом. – «Хм. Револьвер шестизарядный. Минус один патрон. На меня ещё хватит, безусловно», - держать даже столь простые числа в голове было нелегко, учитывая, что кровь из носа продолжала течь тоненькой струйкой. Так же в голове не укладывалось, как её могло портануть в Лос-Анджелес и почему тут все говорят по-японски? – «Ну я же говорю, косяк виноват! Да что бы я ещё хоть раз!», - додумать ей не дали, утаскивая за руку в парк. Она что, серьёзно ищет для девушки грядку???

Хотя вскоре Цветик была забыта и жестоко променяна на парочку влюблённых. Последовавшее далее представление заставило: 1. Мягко шлёпнуть себя по лицу в уже давно набирающем популярность жесте «фейспалм», задумавшись, что за хрень тут творится; 2. Подумать о том, что с этой ненормальной лучше не связываться и дальше, поскольку она плодит своих более кровожадных клонов, что жутко, до головной боли о чём-то напоминает; 3. Под шумок смыться, пока одна рвёт и мечет, а вторая дико ржёт. Вопреки, удалось лишь спрятаться за фонтаном, чтобы шальная пуля не задела, и смыть с себя кровь. Забавно, но от контакта с водой стало лучше, так что под дикий хохот и выстрелы Теллу опустила в воду обе руки по локоть и ловила свой личный кайф. Тонкие струйки крови из носа это не остановило, но по крайней мере девушка уже чувствовала себя не столь паршиво. – «Два… Один… Ноль…», - и действительно, на нулевом счёте выстрелы прекратились. Нет, возможно не потому, что рыжая копия Сайприн исчезла. Скорее у неё просто закончились патроны. Она ведь не додумалась взять из ящика стола запасные? Теллу осторожно выглянула из укрытия.

Рыжая не на шутку разошлась, вон как алые глаза сияют безумием. А какой восхитительный оскал – врагу не пожелаешь такой увидеть! Девушка самоубийцей не была, а посему попробовала незаметно уйти подальше. Не хватало, чтобы ещё и это чудо убило её для того, чтобы покинуть столь странный сон. Хватит с неё собственных смертей, которых, почему-то кажется, было больше одной. Неужели получилось? И Сайприн не заметила пропажу? И не идёт следом? Лулу выдохнула и направилась дальше своей дорогой, придерживаясь плохо освещённой и заросшей части парка и частенько поглядывая за спину. И по сторонам. Никого.

Отредактировано Tellu (2017-09-24 13:02:21)

+3

12

Выстрел, ещё один.
Благодарная публика – самое ценное в подобный момент. Она видела вздрогнувшую спину, будто могильный холод, сковавший кожу – её, не парнишки вовсе. Она видела лицо, полное безнадежного отчаяния, видела страх, видела жалость – к самому себе, к своей ошибке, видела стекленеющий, теряющий нить жизни взгляд.
Выстрел, ещё один.
Ни звук разряжающегося пистолета, ни звук тела, падающего на землю, ни кровь – не каплями, подтеками спускающаяся по волосам, щекам, едва ли не застилающая собою взгляд; ни то, как она молча, не скрывая удовольствия облизывает губы, переступая через лужу, поместившую в себя девчонку. Благодарная публика – самое ценное в подобный момент.
А мне определенно идет красный.
Сайприн не хохочет уже, улыбается, глядя на то, как рыжеволосая вновь заносит руку с пистолетом вверх, направляя в лицо уже ей; как задерживается – на эти жалкие, короткие секунды, но задерживается, заставляя её вновь хохотать, когда пуля проносится сбоку, где-то не над ухом даже.
Умру я, умрёшь и ты.
Даже взгляд самой себе в спину выходит до обидного беспристрастным.  Далеко ли ты сможешь уйти?
Рин ухмыляется, поправляя на себе запачканный костюм, с придиркой осматривает запятнанную кровью белизну рубашки, с сожалением отмечая безвозвратную её утрату, оборачивается в сторону – кажется, там до этого был тихий звук – уж не Теллу ли часом? – и падает, погрязая коленями в луже рыцарской крови.
Голос, один, другой, третий – десятки, сотни их; она не замечает, как приглушенно хрипит в пустоту, не замечает того, как сама превращается в черно-синее платье, только тонкая удавка сдавливает под собою шею, да остроконечные углы темной звезды – царапают кожу. 
- Хватит, - не слыша себя, она лишь беспорядочно перебирает пальцами землю, вымачивая те в вязкой алой жидкости; запах крови дурманит, затуманивает, лишает рассудка – да и был ли он вовсе? – Уходи! – запястья обхватывают бледно-голубые, трепещущие, будто холодное пламя языки; Сайприн вскакивает, будто отмахиваясь от кого-то – энергетический поток сносит основание фонтана, заполняя ночную пустоту звуками хлещущей под напором воды. Ноги слушаются с трудом, силясь вновь приковать девушку к асфальту; Рин отмахивается ещё раз, вырывая из земли пригвожденную к той далекую лавочку. – ЗАМОЛКНИ!
Запах сменяется, опьяняя лишь сильнее, поступая к горлу плотным комом, как не старайся – не протолкнуть, как не пытайся – голосам не стихнуть. Запах сменяется, влечет за собою – она не сопротивляется, безвольно следуя на чей-то зов, кроша по пути стекла уличных фонарей, оставляя без веток деревья – лишь один, издевательски тихий, но отчетливый, почти спасительный шепот:
Либо ты, либо тебя.

+3

13

Окончательно убедившись, что хвоста за ней нет и теперь уже вряд ли предвидится, Теллу сначала услышала где-то далеко вопли, а затем перешла на бег. Не иначе клоны поссорились, лучше не вмешиваться и поспешить убраться отсюда как можно дальше. И надо что-то сделать с этой бесконечно идущей кровью, надоело уже нос зажимать – к тому же это её замедляет. Надо бы вернуться в клуб и спросить того бармена, как она сюда попала. Не хотелось, конечно, но болтаться без толку по чужому городу, даже если это всё сон или глюки, хотелось ещё меньше. Только вот появилась одна проблема – как теперь найти дорогу? – «Надо было спросить, пока меня не выпроводили. Кто бы знал?», - мысленно продолжая чертыхаться и обвинять весь этот чёртов мир за то, что он так с ней обходится, Теллу вышла на большую и освещённую фонарями дорогу, направляясь, куда глаза глядят. Глаза глядели по сторонам, видели бесчисленные здания, редких прохожих – чего это им не спится? – и такие же редкие машины: в основном, такси, да патрульные. Чёртовы копы! Из-за них она была вынуждена просидеть в тесной клетке с отвратительной компанией несколько долгих минут! Из-за них у неё теперь никак не хочет останавливаться кровь! Может не стоит больше использовать ту способность? Было бы хорошо, если бы только она знала, как её вообще включать и выключать. И всё равно, это всё они виноваты! Они!

Так, девушка вышла на главную площадь – по крайней мере, оно было похоже на таковую – где жизнь продолжала кипеть и после отбоя. Прошедший мимо человек, врезавшийся в её плечо своим, извинился, прошептал что-то типа «Они идут», снова извинился и ушёл своей дорогой. Даже нет. Убежал, лишая возможности догнать и допросить. – Ну кто так делает?! – громко возмутилась девушка, привлекая на себя внимание нескольких простых смертных, мило беседовавших друг с другом на ступеньках, и выразительно хмыкнула, скрестив руки на груди и гордо задрав нос. Тогда Теллу и обнаружила, что кровь остановилась. – «Ура! Срочно найти витрину…», - до оной идти было не столь далеко, труднее было протолкнуться между людьми. – «Кто устроил тут в столь поздний час тусовку? А, концерт будет!», - она увидела плакат и огляделась. Да, действительно, сцена была недалеко, да только никакой жизни даже рядом с оной не наблюдалось. Странно это. Очень странно. Но вернёмся к витрине и своему прекрасному отражению. Надо вытереть остатки крови с лица и вытереть руку о чужие рубашки, что в такой толпе сделать слишком легко – достаточно всего лишь протиснуться обратно к дороге и продолжить путь. Куда? Куда-нибудь. Девушка пыталась вспомнить карту, увиденную в участке, но та предательски смазывалась в цветастое пятно. Может повезёт, и она натолкнётся на карту по дороге? На остановке какой-нибудь? А как назывался тот клуб? Сплошные помехи в голове, ничего конкретного. Может нужно уверовать в бога, помолиться ему, пусть отпустит все грехи и вернёт её в нормальный мир, да даст нормальный сон? Ни за что! Лулу была атеисткой, а Теллу тем более не признавала никаких богов. Был, конечно, какой-то в прошлой жизни, но вроде бы не влиял на их судьбы. Только использовал. Ну и зачем он сдался такой? Нет, она справится как-нибудь сама.

«А вот и карта. Так-с, посмотрим…», - девушка внимательно её разглядывала, читая надписи и заодно пытаясь вспомнить название клуба. Да только времени на это ей не дали. Где-то далеко за спиной, на той самой площади раздались громкие крики, долетевшие даже сюда. И явно не ликующие при виде музыкантов на сцене, скорее ужасающиеся. Что там происходит, проверять не хотелось. Карту с собой оторвать тоже не было возможным, пришлось бежать, на сей раз по главной дороге, не сворачивая во дворы, где вполне можно встретить тупик. Сколько ж можно бегать? Лёгкие вновь начали возмущаться спустя пару километров, и Теллу пришлось притормозить, перейдя на не очень быстрый шаг, а затем и вовсе спрятаться в больнице. Больше было негде, а у этого места точно есть ещё и чёрный ход. Пока можно было понаблюдать за улицей и вновь столкнуться с тем парнем - или это другой? - прошептавшим «Тебе нельзя тут оставаться». На сей раз он не убежал и даже пару шагов в сторону не сделал, оставшись стоять столбом, однако попытки его допросить ничем не увенчались. Парень просто превратился в живую статую с остекленевшим взглядом.

+3

14

Если это был сон, то ей давно пора проснуться.
Она тащилась по парковой аллее, едва переставляя стопы и сон упорно тащился за нею следом; длинными, искривленными языками цеплялся за ноги, налипал к телу, что после было сложно признать своим, скатывался вниз по языку, плотным комом мешая дышать. Сайприн даже не пыталась откашляться: быть может и правда, стоит только лишь сдохнуть, чтобы всему вокруг настал конец? Сжатую в бесконечности тишину ночи нарушал лишь её редкий, тихо срывающийся хрип и звук бьющихся от ударов стекол.
Если это не сон, то городские службы разделят её боль по утру.
Голоса лишь усиливались, подгоняли, пытались вести. Она слушалась неохотно, нехотя откликаясь на зов, но слушалась: да Сайприн готова убить хоть с десяток американских президентов, если это заставит их заткнуться! Или позволит ей снять этот чертов ошейник. Ногти давно расцарапали шею в кровь, пытаясь содрать с себя злосчастную удавку, но та словно прикипела к коже.
По глазам неприятно полоснуло ярким светом: Рин не преминула бы возможностью разнести очередной источник его, занеся для того даже руку, но под ноги, активно спеша, кинулась какая-то мелочь. Руки ухватили ту за ворот рефлекторно, тряхнув мелкую девчонку на себя. Шума толпы вокруг Сайприн не замечала, как и увлеченная своим занятием толпа не замечала её. Зато девица что-то недовольно вопила, что было заметно по её открывающемуся рту: голоса в голове, вопящие то ли друг на друга, то ли на Рин, не позволяли разобрать и слова. И низкие каблуки девичьих ботинок, что с силой впечатывались в колени ведьмы, отбивались глухими ударами в висках, но не позволяли девушке и шелохнуться.
Если это не сон, то едва это наваждание спадет, она даже не встанет на ноги.
От звонкой пощечины, опустившейся девчонке на щеку, засаднило даже руку самой Сайприн, заставив ворох истеричного сопротивления прекратиться.
Среди тысячи звенящих в голове голосов она точно не слышала лишь одного; того, что спустя многие, бесконечно-долгие годы, впервые показался ей единственным родным.
«Она не вернется.»
В лицо девчонке впечатался уже кулак, разбивая его до крови. Конечно, это была не она, но она - реальна, в отличии от жалких голосков, что боятся выбраться из её сознания на волю. Сайприн приблизила к ней лицо, повела носом - кровь не имела запаха, терялась, заменялась чем-то острым, резким, приторным. Ведьма скривилась, оттолкнув девчонку от себя, попятилась назад.
Тело слушалось всё меньше, сдаваясь под натиском слабеющего минуту за минутой рассудка.
Если это был сон, то ногам лучше немедля врасти в землю.
«Выберется только одна. Ты так сильно стремишься проиграть?»
Один, леденящий, звучащий в ушах битым стеклом, он пробивался среди других, заглушая их.
«Ты можешь больше. Нет смысла сдерживаться.»
Тяжелое дыхание, кажется, вот-вот сойдет на его отсутствие, но этому адскому поводку только это и нужно. С пустой игрушкой справляться легче? Рин смеется, по-прежнему хрипло и криво, передергивает плечами. Пусть! Если это не сон, она точно не станет жалеть.
Ноги отрываются от земли уже, кажется, сами собой. В её пальцах сила - куда большая, чем ведьма хотела бы себе представить. Она рвется на волю, стекает жгучими струйками по венам. Больше. Нет смысла сдерживаться. Энергетический поток сметает собой софиты, крупные экраны, целые блоки прожекторов; ошметки их разлетаются по толпе, опадают, разбиваясь на вовсе мелкие на землю и сцену, проносятся над ними короткими очагами замыканий и всполохов... Она не видит из этого ничего, уносясь от площади прочь. как супермен Движение цели, что Сайприн чувствует едва ли не по совершенно до того неизвестному, но приятному и терпкому запаху, замедляется в один момент; перемещение по воздуху имеет собственный плюс, позволяя огибать неудобные переулки через крыши домов, не волоча за собою определенно отказывающие ноги.
Большое, просторное окно больницы встретило её радушно. Выставленные перед собою руки изрезало в кровь, кое-где задевая и многострадальные колени; мелкие осколки полоснули по щекам и лицу, удачно минуя разве что закрытые глаза, но не похоже было, чтобы Сайприн это смущало - она, не сбавляя скорости, пронеслась сквозь разнесенное стекло вперед, туда, где словно красная тряпка для быка маячило зеленоволосое платье, заводящее новые бесполезные знакомства.
Девушка попросту навалилась на Теллу, заваливая её на пол и придавливая собою сверху. На лицо старой знакомой, над которым нависло лицо Рин, мерно стекали по подбородку липкие багровые капли.
- Ты меня бросила, - безапелляционно заметила Сайприн, заметно тяжело дыша. Голоса вымело из головы вместе со звоном бьющегося о собственное тело стекла, оставляя из них всего один. - И я нашла себе новых друзей. Как думаешь, детка, - адреналин, загоняемый наваждением в кровь, спадал слишком быстро, заставляя девушку чувствовать накатывающую волнами боль каждым сантиметром избитого и израненного тела, но пальцы по-прежнему цепко прижимали запястья девчонки к земле. - Зачем им хотеть твоей смерти?

+2

15

Помахав перед стеклянными глазами ладонью, Теллу уже собиралась уходить. Однако, стоило сделать пару шагов к чёрному выходу, как чёрно-синее пятно со скоростью метеорита разбило окно, лишая возможности не то, что отпрыгнуть в сторону или убежать – даже просто сгруппироваться, принимая на себя удар и дождь из осколков, которые барышня захватила с собой, когда влетела в неё и сбила с ног, схватившись за запястья и нависнув сверху, словно хищник над добычей. Снова сумасшедшие речи, снова сумасшедший взгляд, да ещё эта ненормальная расцарапала себе шею. Самоубийца из неё некудышная, с такой силой даже вышибить себе мозги не смогла. Вот почему не врезалась в стену?

Жертва, вопреки логике, лишь закатила глаза, показывая, как её это достало, и пробубнила. – Как же меня достало умирать в каждом, мать его, собственном сне, - и громче добавила, смотря в горящие синие глаза. – Откуда мне знать?! И кто ты такая, чтобы я следовала за тобой, как привязанная? – в процессе получения странных ответов, внезапно на раздражённом лице Теллу появилось озарение. И то ли оно было вызвано воспоминаниями, мелькнувшими в эту секунду, то ли какой-то непонятной лёгкостью и ветром, но зелёные глаза с таким пониманием дела уставились в глаза Сайприн, что самой стало жутко. Девятьсот девяносто девять бесполезно с себя сталкивать, с ней бесполезно даже говорить, но она определённо точно никогда не вела себя так. Что же с ними случилось? Почему в памяти сплошные дыры, а старшая стремится познакомиться с ней поближе? И почему они, собственно, летят куда-то вниз? Куда делся пол?! Девушки стремительно падали камнем по неизвестному, тесному туннелю, похожему на земляной сэндвич. Зато последний вопрос отпал сам собой – за начальством придётся следовать, по крайней мере пока. Только сначала надо бы решить проблему поважнее той, почему Телуно хотят убить – девушки летят вниз, непонятно куда, а синевласка не торопится включать свои лётные способности. И приземлятся они на её (Теллу) спину! Умирать, видимо, её печальная судьба. Позже стало понятно, почему они не пытаются лететь – земля над ними, словно капкан, закрывалась, не только преграждая обратный путь, но и угрожая раздавить их, если падение замедлится. И уже то ли спиной чувствуя приближение удара, то ли видя конечную цель в глазах наставницы, девушка зажмурилась и … внезапно ударилась о воду, по инерции стремительно уходя на дно и утаскивая за собой Сайприн, если та не решила отпустить её запястья и не плыла теперь к поверхности.

По всей видимости, жить Сайприн ещё хотела, а потому Теллу получила хоть какую-то свободу действий и поплыла вверх. Хоть она и не занималась подобным видом спорта, держаться на воде абы как умела, только вынырнув поняла, что это какое-то странное место. Не менее странное, чем то, что происходит в голове наставницы. Кто-то бы назвал это место Венецией, однако больше походило на тот же самый Лос-Анджелес, переживший нашествие урагана и как следует затопленный. Машины вопреки законам физики плавают на поверхности, как и куски сломанного асфальта, на один из которых взобралась Цветик и теперь оглядывала окружающую картину. Минутку. А где синевласка? Девушка начала активно вертеть головой в её поисках. - Эй! Ненормальная! Ты не утонула?!

+1

16

В этом чёртовом мире нет ни минуты покоя.
Это ведьма успела оценить, едва почувствовав пропавший под ногами пол, решивший сменить себя природными пейзажами, окончившимися чьим-то перелитым через края бассейном.
Народ здесь явно умеет развлекаться!
Вода вокруг Сайприн стремительно окрашивалась в алый цвет, что приносило бы девушке определенного рода умиротворение - ведь от стремительной потери крови (которая была не настолько стремительной, как того бы хотелось) свести счеты с жизнью значительно проще, если бы не одно "но". Сквозь мутную гладь, через которую сложно было увидеть хоть какой-то кусок поверхности, она смутно разглядывала ускользающее от неё платье.
Рин не умела проигрывать. Возвращающиеся воспоминания отчетливо напоминали о том, что проиграла ведьма целых два раза к ряду, но отчего-то этот случай был совсем из иного рода.
Сайприн никогда не проиграет извечному "номер два".
Выбраться из воды, используя собственную лётную силу, задачей было непростой: вода оказывала сопротивление достаточно сильное, чтобы девушка, собственные силы теряющая, лишь бестолково билась головой о стену в процессе. От того толчок Рин совершила лишь у самой поверхности, резко выскочив из-под темнеющей глади; её немедля повело куда-то в сторону, рискуя познакомить с бескрайними просторами вновь, но Сайприн повезло - спина с силой стукнулась о крышу какого-то микроавтобуса, с трудом покачивающегося на "волнах", и едва на ухнувшего под воду от оказанного на него давления.
- Кто из нас ещё ненормальная, - огрызнулась ведьма, развалившись на машине морской звездой и чувствуя себя практически неспособной пошевелить конечностями. Может, это было и к лучшему. Есть время для короткой передышки и некоторой аккумуляции сил; к тому же Теллу, похоже, не очень-то озабочена проблемой сведения счетов, в отличии от Рин. Интересно, она обо всех желающих выбить из неё дух "беспокоится" в той же степени? Не от того ли в прошлый раз померла так быстро? Мол, девочки, не удушила ли я вас слишком сильно...? - И вообще, детка, завязывай со стероидами. Под тобой целые бессознательные рушатся.
Голос в голове притих, но Сайприн отчетливо чувствовала его ухмылку; тот будто выжидал идеальной возможности сообщить девушке, что не так уж она и страшна, как её воспаляющееся воображение то рисует. Это не давало расслабляться и отключаться, хотя периодически хотелось, и раздражало больше всего.
Из занятого ею положения сложно было рассмотреть окружение, ровно как и отыскать взглядом зеленоволосую, но голос той Рин слышала отчетливо; на фоне последних событий казалось, что даже слишком.
- Это точно твой плод, - тем не менее заявила Сайприн, довольствуясь теми огрызками замшелых домов и общей запущенностью положения, которые успела зацепить, выныривая из воды. - Немало же ты нарыдала в длинные ночи осознаний того, что не можешь стать лучше. Не удивительно.
Ведьма ухмыльнулась сама.
- На это уходила почти каждая ночь.

+2

17

Чем больше она вертела головой, пытаясь найти Сайприн, тем больше увиденное становилось жутким. Куски асфальтированных дорог и машины плавают, подобно островкам, на каком-то невероятном возвышении, однако столбы и светофоры уверяют, что это просто всё остальное пространство внезапно сменилось глубокой рекой. Почему-то кажется, что глубокой, но совершенно не хочется это проверять. Особенно когда на упомянутых, обесточенных на их счастье светофорах покачиваются висельники. Это всё чёртов сон, просто ночной кошмар, но напрягает так, будто всё это происходит на самом деле. Может и правда происходит? Иначе спина так сильно не болела бы после удара о воду, юбку не пришлось бы так старательно отжимать, да и слабое дуновение ветра не холодило бы кожу так, что Теллу обнимала себя за плечи и растирала руки ладонями, пританцовывая на месте. Впрочем, тогда всё было так же, только толпы человечков были гораздо дружелюбнее, чем новая-старая знакомая. Да и зачем ей, собственно, быть дружелюбной? Как-никак их война за лидерство продолжается, хоть сейчас больше находится в холодной стадии.

Послышался всплеск, следом из воды пулей вылетело чёрно-синее пятно, рискуя вмазаться в столб макушкой, и рухнуло на крышу маршрутки. – Жаль, что не утонула, - разочаровано буркнула Теллу, невольно вспоминая свой собственный опыт полёта и ёжась то ли от всплывшей перед глазами картины, то ли от очередного дуновения ветра. Слушая Сайприн, огляделась по сторонам, подхватила какой-то небольшой кусок, отколовшийся от асфальта, и с криком. – Заткнись! – швырнула его в сторону бывшей начальницы. Попала. Почти. Ещё бы чуть-чуть, и попала бы точно в лоб, а так … лишь по руке и то вскользь. Больше всё же пришлось по крыше авто. – «Теряешь навыки, дорогая. Разве можно было столько лет заниматься одними лишь растениями? Совсем о себе забыла, бестолочь», - ругала она уже не столько себя, сколько человеческую составляющую, потерявшую воспоминания и силы вместе с даимоном. Как следствие, потерявшую стремление быть сильнее и ходить в тренажёрный зал. Действительно, зачем? Для поддержания фигуры этой козе хватало вегетарианской диеты.

И только когда звук от попадания утих, а высокомерная зараза не торопилась снисходить до её уровня, устраивая ответный бросок или словесную перепалку, Теллу вдруг осознала. Кроме них тут нет звуков. Даже ветер, от которого ей только холоднее, и тот беззвучный, хотя должен же звучать. Должны звучать канаты с подвешенными телами, должна звучать вода, идущая рябью, должна звучать вон та большая рыбина, плывущая к ним … Стоп! Рыбина??? Девушка присмотрелась к водной поверхности, но светлое пятно с исходящим от него волновым следом больше не увидела. Тихо, как в каком-нибудь вакууме. И сколько можно прохлаждаться на одной плите? Лулу огляделась снова в поисках сухопутного пути отступления, не желая лезть в холодную воду (с её-то навыками), и тут же вздрогнула от грохота, обернувшись назад. Хотела звуков? Вот они, пожалуйста. Кажется, рыбина всё-таки существовала и теперь долбила маршрутку, на которой распласталась Сайприн, заставляя оную уходить под воду. Появилось на одну причину больше искать сухопутные пути. Или уж уплыть на другой асфальтовый островок, пока Сайприн пережёвывают? Хотя она же может улететь, но тогда пусть с собой забирает!

+2


Вы здесь » Ведьмин круг » Прошлое » Sweet Dreams


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC